День снятия блокады Ленинграда

27 января 2011
День снятия блокады Ленинграда

 

Наш сайт не может обойти такую дату: годовщина снятия блокады с Ленинграда!

Подвиг нашего города никогда не будет забыт, пока о нем помним мы - те, ради кого ленинградцы отдавали свои жизни. 

В наших силах сохранить мирное небо и сделать так, чтобы больше никогда никто не узнал что такое блокада, голод, страх, война.

Мы помним и чтим память павших... 

 

"Благодаря мужеству ленинградцев и самоотверженности советских солдат 67 лет назад Северная столица освободилась от фашистской оккупации, так и не став добычей врагов.

 

8 сентября 1941 года немцы вплотную подошли к Ленинграду, фактически отрезав все пути сообщения с остальным миром. Вскоре линия фронта проходила уже по окраине города, по конечным остановкам трамвая. Наступили холода, в ноябре ударили первые морозы… К 20-му числу лёд на Ладожском озере ещё не установился. Ленинград был обречён на голод. Хлеб выдавали по карточкам. Норма питания сократилась до минимума: для рабочих - 250 г в сутки, для иждивенцев, стариков и детей - 125 г.

- В ноябре умерла наша младшая сестрёнка… - говорит Сергей Сергеевич. - Нас осталось четверо в насквозь промёрзшем каменном доме.

К концу осени ленинградцы оказались без тепла, света, водопровода и канализации.
- Грелись у маленькой «буржуйки», - рассказывает Фогель. - Но топить было нечем. Сначала собирали на улицах щепки. Потом начали ломать мебель, жечь книги. У нас была большая библиотека…

На плечи маленького Серёжи легла забота о семье. Мама, пока были силы, работала, старенькая бабушка хозяйничала по дому. Фогель-младший ходил за едой, отстаивая длинную очередь, и на Неву - за водой. Очереди за хлебом двигались медленно - каждый кусочек вымеряли с точностью до грамма.

- Река была в двух кварталах от нас, - говорит ветеран. - В толстом льду - несколько прорубей, возле которых скапливался народ.

Воду набирали маленькой кружкой, а затем по крутому склону поднимались наверх. Каменная лестница - спуск к Неве - была заметена снегом и залита водой. Серёжа не раз, поскальзываясь, опрокидывал кастрюлю. И шёл к проруби снова.

Тёплый хлеб!

В ноябре люди начали умирать тысячами. Сначала их хоронили. Гробов не было: трупы заворачивали в материю, обвязывали верёвкой, клали на санки… Затем, когда силы совсем иссякли, мёртвые тела стали складывать в неотапливаемых комнатах.

- В коммуналке, где мы жили, было шесть семей, - вспоминает Сергей Сергеевич. - От голода три из них полностью вымерли… Мы знали, что скоро и нас ждёт та же участь.

Оторванные от мира, еле живые от голода, они каждый день расшторивали окна и просто лежали, чтобы сохранить силы.

- В этой тяжелейшей обстановке единственное, что, наверное, хоть как-то поддерживало наш дух, было радио, - говорит ветеран. - Оно работало круглосуточно. Мы слушали стихи, военные песни, сообщения советского информбюро. Во время обстрелов и воздушных налётов работал метроном. И мы не теряли веры, что Ленинград врагу не отдадут…

В феврале 1942 года к Фогелям пришли сотрудники военкомата и предложили эвакуироваться. Ночью в одном из десятка грузовиков они по «Дороге жизни» пересекли Ладожское озеро. В Архангельске семью ждал Фогель-отец. В составе его воинской части семья прошла дорогами войны от Донбасса до южных рубежей страны. Великая Отечественная закончилась для них под Одессой. Месяцы эвакуации навсегда врезались в мальчишескую память.

- Перед переправой нас хорошо накормили: борщом, кашей, - добавляет Сергей Сергеевич. - Мама не давала нам много - боялась, что переедим. Помню, как дрожали руки: я ел не муку, смешанную с пылью, жмыхом, целлюлозой, а настоящий, хрустящий, ещё тёплый хлеб…"

http://www.aif-nn.ru/society/article/39567